Порой нам кажется, что не осталось на земле ни одного дракона. Ни 21 страница

Это и есть то-что-потом!

Вот почему истории любви не кончаются! Они не кончаются потому, что

не кончается любовь!

В то утро, совершенно внезапно на протяжении ста секунд я знал как

просто соединяется Все-Что-Есть. Я схватил блокнот, который лежал

подле кровати, и выплеснул эти секунды на бумагу большими

возбужденными черными буквами, которые казалось, можно было прочесть

наощупь:

Единственная реальность - Жизнь!

Жизнь дает сознанию возможность выбирать не-форму или одну из

бесконечного разнообразия триллионов форм - любую, которую оно

может себе вообразить.

Моя рука дрожала и металась, слова быстро высыпались на голубые

линейки бумаги.

Сознание может забыть себя, если оно захочет этого. Оно может

изобрести пределы, творить вымысел; оно может Порой нам кажется, что не осталось на земле ни одного дракона. Ни 21 страница представить себе,

что существуют галлактики, вселенные и вселенные вселенных,

черные дыры и белые дыры, большие взрывы и стабильные

состояния, солнца и планеты, астральные и физические

пространства. Все, что оно воображает, оно видит: войну и мир,

болезни и здоровье, жестокость и доброту.

Сознание может в пространстве трех измерений принять форму

официантки, которая станет пророком и увидит Бога; оно может

быть маргариткой, заклинателем духов, бипланом на лужайке; оно

может быть авиатором, который только что проснулся и любуется

улыбкой своей спящей жены; оно может быть котенком Долли,

который вот-вот запрыгнет на кровать, чтобы попросить - мяу! -

свой сегодняшний завтрак.

И в любой момент, когда оно этого пожелает Порой нам кажется, что не осталось на земле ни одного дракона. Ни 21 страница, оно может

вспомнить, кто оно, оно может вспомнить реальность, оно может

вспомнить Любовь. В этот миг все меняется...

Долли припала к земле, как пуховой шарик, наполовину прикрыла

голубые свои глаза серо-коричневой шерстью, прыгнула и перебила

ниточку букв, которая тянулась за моей ручкой как мышиный хвостик,

ударом оттолкнув руку от страницы.

- Долли, нет! - прошептал я сердито.

Ты не дал мне позавтракать! Я съем твою ручку...

- Долли, ну уйди! Брысь!

Ручки не даешь? сверкнула она глазами. Тогда я съем твою РУКУ!

- Долли!

- Что у вас здесь происходит? - сказала Лесли, проснувшаяся от

нашей возни, и пошевелила пальцами под одеялом. Не прошла и сотая доля

секунды, как Порой нам кажется, что не осталось на земле ни одного дракона. Ни 21 страница маленькое создание кубарем кинулось в атаку - иголочки

зубов, двадцать маленьких когтей тут же были брошены на поединок с

новым врагом котят.



- Котянище Долли намекает нам, что пора начинать новый день, -

вздохнул я, наблюдая сражение в самом разгаре.

Почти все из того, что я понял без слов, успело обезопасить себя с

помощью чернил.

- Ты уже проснулся, вук? - сказал я. - Мне в голову только-что

пришла великолепнейшая идея, и если ты не спишь, я хочу рассказать

тебе...

- Расскажи. - Она затолкала подушку себе под голову, избежав

полного разгрома со стороны Долли чисто случайно, потому что Ангел

Другой Котенок, ничего не подозревая, вошел в комнату. В тот же миг у

Долли появилась Порой нам кажется, что не осталось на земле ни одного дракона. Ни 21 страница новая цель для выслеживания и налета.

Я начал читать из блокнота то, что только что записал туда, -

предложения, перескакивающие одно через другое, как газели через

высокие заборы. Через минуту я закончил и взглянул не нее, отрывая

глаза от бумаги.

- Много лет назад я пытался написать письмо себе в прошлом под

названием "Вещи, которые теперь мне скажет любой, но которых я не

знал, когда был тобой". Если бы только мы могли передать ЭТО тем

детям, которыми мы были!

- Разве не забавно было бы сидеть на тучке, - сказала она, - и

наблюдать, как они находят нашу записную книжку со всем, чему мы

научились?

- Это, наверное, было бы Порой нам кажется, что не осталось на земле ни одного дракона. Ни 21 страница грустно, - ответил я.

- Почему грустно?

- Ведь должно было случиться еще так много событий, прежде чем они

могли бы встретиться. И эта встреча была бы не той, что теперь или

пять лет назад...

- Давай скажем им! - воскликнула она. - Запиши в своей книжечке: А

теперь, Дик, ты должен позвонить Лесли Марии Парриш, которая только

что выехала из ЛосАнжелеса по контракту с кинокомпанией "Мисс XX

век". Вот ее телефонный номер: си-рествью 6-29-93...

- Ну и что? - скавал я. - Я скажу, чтобы он обратился к ней со

словами: Это звонит твоя родная душа, слышишь? Лесли тогда была уже

звездой! Мужчины видели ее в фильмах и влюблялись в нее! Как ты

думаешь, она Порой нам кажется, что не осталось на земле ни одного дракона. Ни 21 страница пригласила бы на ленч этого мальчишку, который собирался

убегать из колледжа, не закончив и первого курса?

- Да, если бы ей хватило сообразительности, она бы убралась

поскорее из Голливуда!

Я вздохнул.

- Это не сработает ни в коем случае. Ему нужно сначала поступить в

армию и летать на боевых самолетах, жениться и развестись, а потом

только уже постепенно разбираться, кем он становится и что он знает.

Ей тоже нужно вступить в брак и покончить с ним, самостоятельно

учиться бизнесу, политике и способности постоять за себя.

- Давай тогда напишем ей письмо, - предложила она. - "Дорогая

Лесли, тебе позвонит Дик Бах, он - твоя родная душа, поэтому хорошо

веди себя с ним, люби его всегда Порой нам кажется, что не осталось на земле ни одного дракона. Ни 21 страница..."

- Всегда, вук? Всегда - это значит, что...

Я взглянул на нее, едва ли начав говорить, и замер от проблеска

понимания.

Картины забытых снов, фрагменты жизней, затерявшихся в прошлом и

будущем, засияли как цветные слайды перед моими глазами, щелк, щелк,

щелк...

Женщина, которая находится сейчас на кровати рядом со мной, та, к

которой я могу прямо сейчас протянуть руку, чьего лица я могу

коснуться, - это она погибла вместе со мной в резне в колониальной

Пенсильвании. Это та же самая женщина. Она - то дорогое мне смертное

существо, к которой я устремлялся десятки раз, следуя невидимому

повелению, и которая была повелителем для меня. Она - это ива, чьи

ветви переплелись с моими Порой нам кажется, что не осталось на земле ни одного дракона. Ни 21 страница; показывая клыки, бесчисленное число раз

вступает в кровавую грызню с волками, спасая от них своих детенышей;

она - это чайка, которая повела меня за собой в небо; она -

светящийся призрак на дороге в Александрию; она - серебряное

воплощение Беллатрикской Пятерки; инженер космического корабля,

которого я буду любить в своем отдаленном будущем; богиня цветов из

мост удаленного прошлого.

...щелк, щелк, еще раз щелк; картины, картины, снова картины.

Почему я так очарован и испытываю такую радость лишь от ее поворота

мысли, лишь от очертания ее лица или груди, лишь от веселого света в

ее глазах, когда она смеется?

Потому что эти уникальные очертания и сияние, Ричард Порой нам кажется, что не осталось на земле ни одного дракона. Ни 21 страница, мы несем с

собой из жизни в жизнь. Это наши отличительные знаки, скрытые в

глубине нашего сознания под всем тем, во что мы верим, и, ничего не

зная о них, мы вспоминаем иx, когда встречаемся снова! Она посмотрела

с тревогой на мое лицо.

- Что с тобой, Ричард? Что с тобой?

- Все в порядке, - сказал я, словно пораженный ударом молнии. - Со

мной все в порядке, я чувствую себя хорошо...

Я схватился за бумагу и начал быстро писать слова. Ну и утро! Снова

и снова и снова мы тянемся друг к другу, потому что нам есть чему

научиться вместе - это могут быть тяжелые уроки, а могут быть и

счастливые Порой нам кажется, что не осталось на земле ни одного дракона. Ни 21 страница.

Как я могу это знать, почему я так непоколебимо убежден, что смерть

не разлучает нас с теми, кого мы любим?

Потому что ты, кого я люблю сегодня, потому что она и я

умирали уже миллионы раз до этого, и вот мы снова в эту

секунду, в эту минуту, в этой жизни снова вместе! Смерть не

более разлучает нас, чем жизнь! Глубоко внутри души каждый из

нас знает вечные законы, и один из них состоит в том, что мы

всегда будем возвращаться в объятия того, кого мы любим,

независимо от того, расстаемся ли мы в конце дня или и конце

жизни.

- Подожди минутку, вук. Я должен это записать Порой нам кажется, что не осталось на земле ни одного дракона. Ни 21 страница...

Единственное, что не заканчивается, - это любовь!

Слова вырывались так быстро, что чернила едва послевали за ними.

Перед возникновением вселенной... До Большого взрыва были

мы!

До всех Больших Взрывов во все времена и кроме того, как эхо

последнего из них затихнет, есть Мы. Мы танцуем во всех феноменах,

отражениях, везде, мы - причина пространства, творцы времени.

Мы - МОСТ ЧЕРЕЗ ВЕЧНОСТЬ, возвышающийся над морем времени,

где мы радуемся приключениям, забавляемся живыми тайнами,

выбираем себе катастрофы, триумфы, свершения, невообразимые

происшествия, проверяя себя снова и снова, обучаясь любви,

любви и ЛЮБВИ!

Я оторвал ручку от бумаги, сел не дыша на кровати и посмотрел на

свою жену.

- Ты - живешь Порой нам кажется, что не осталось на земле ни одного дракона. Ни 21 страница! - воскликнул я.

Ее глаза сверкали.

- Мы - живем вместе.

Heкотоpoe время царило молчание, пока она не заговорила вновь:

- Я прекратила искать тебя, - сказала она. - Я была счастлива, живя

в одиночестве в Лос-Анжелесе со своим садом и музыкой, делами и

друзьями. Мне нравилось жить одной. Я думала, что так будет до конца

моей жизни.

- А я бы благополучно удавился в своей свободе, - сказал я. - Это

было бы не так уж плохо, это было бы лучшим из всего, что каждый из

нас когда-либо знал. Как мы могли ощущать отсутствие того, чего

никогда не имели?

- Но ведь мы ощущали его, Ричи! Когда ты был одинок, разве не Порой нам кажется, что не осталось на земле ни одного дракона. Ни 21 страница было

иногда таких мгновений, когда независимо от того, есть ли рядом

другие, ты чувствовал такую печаль, что мог бы заплакать, будто ты -

единственный человек во всем мире?

Она протянула руку и коснулась моего лица.

- Ты когда-нибудь чувствовал, - спросила она, - что тебе не хватает

того, кого ты никогда не встречал?

Сорок шесть

Мы долго не ложились спать. Лесли была погружена в чтение Книги о

пассивном использовании солнечной энергии: расширенное издание для

профессионалов на трехсотой с чем-то странице.

Я закрыл Историю револьверов Кольта и положил ее на стопку, которая

называлась "Прочитано" и взял верхнюю книгу из кучи

"Что-читать-дальше".

Как наши книги хорошо характеризуют Порой нам кажется, что не осталось на земле ни одного дракона. Ни 21 страница нас, думал я. Возле кровати со

стороны Лесли лежало: Полное собрание стихоп И.И.Каммингса, Глобальнй

отчет для президента о перспективах развития до 2000 года, От

беспорядка к бережливости, Биография Авраама Линкольна, написанная

Карлом Сэндбергом, Единороги, которых я знаю. Это мгновение вечности,

Неурожайные годы. Барышников работает, 2081 американский

кинорежиссер.

С моей стороны: Мастера танца в стиле ву-ли, Рассказы Рэя Брэдбери,

Одиссея авиатора. Заговор под водой, Интерпретация квантовой механики

с точки зрения теории о множественных вселенных, Съедобные -

дикорастущие растения Запада, Использование дополнительных обтекателей

для стабилизации полета аэропланов. Когда я хочу быстро понять

человека, мне достаточно лишь взглянуть на его книжную полку.

Перемена мною книги застала ее как раз в конце Порой нам кажется, что не осталось на земле ни одного дракона. Ни 21 страница вычислений.

- Ну и как там мистер Кольт? - сказала она, передвигаясь со своими

чертежами солнечных батарей поближе к свету.

- У него дела идут хорошо. Ты знаешь, что без револьверов Кольта в

этой стране на сегодняшний день насчитывалось бы сорок шесть, а не

пятьдесят штатов?

- Мы украли четыре штата, угрожая им дулом пистолета?

- Это полнейшая чепуха, Лесли. Не украли. Одни защитили, другие

освободили. И не мы. Ты и я не имеем к этому никакого отношения. Но

больше чем сто лет назад, для людей, которые жили тогда, кольт был

грозным оружием. Это - многозарядный револьвер, который стреляет

быстрее, чем любая винтовка, и точнее, чем большинство других видов

оружия. Я всегда хотел иметь морской Порой нам кажется, что не осталось на земле ни одного дракона. Ни 21 страница кольт-1851.мм Глупо, правда?

Образцы стоят очень дорого, но Кольт производит точные копии.

- Что ты будешь делать с такой вещью?

Она не стремилась выглялеть соблазнительной в этот момент, но даже

зимняя длинная ночная рубашка не могла скрыть прелестного очертания ее

тела. Когда я перерасту свое бесхитростное очарование видом того тела,

в котором ей посчастливилось родиться? Никогда, думал я.

- С какой вещью? - спросил я отсутствующе.

- Животное, - заворчала она. - Что ты будешь делать со старым

пистолетом?

- А, с кольтом? Сколько я себя помню, у меня к нему какое-то

странное отношение. Когда я понимаю, что у меня его нет, я чувствую

себя как бы раздетым Порой нам кажется, что не осталось на земле ни одного дракона. Ни 21 страница, уязвимым. Это старая привычка быть не дальше чем

на расстоянии вытянутой руки от него, но я никогда даже не прикасался

ни к одному кольту. Разве это не странно?

- Если ты хочешь купить его, мы можем начать копить деньги. Если

это так важно для тебя.

Как часто нас уводят обратно в прошлое вещи или детали предметов,

старые машины, дома, местности, которые мы без всякой причины страстно

любим или жутко ненавидим. Жил ли когда-либо человек, у которого не

было магнетического притяжения к другим местам или приятного домашнего

ощущения по отношению к другим временам? Я знал, что один человек из

моих прошлых воплощений сжимал рукоятку медно-голубого Порой нам кажется, что не осталось на земле ни одного дракона. Ни 21 страница железного

патентованного револьвера "кольт". Было бы забавно узнать

когда-нибудь, кем был этот человек.

- Я думаю, не надо, вуки. Просто глупая мысль.

- А что ты теперь будешь читать? - сказала она, поворачивая свою

книгу боком, чтобы рассмотреть следующий чертеж.

- Она называется Жизнь в смерти. Выглядит как довольно

систематическое исследование, интервью с людьми, которые были при

смерти. Они рассказывают, что они чувствовали, что видели. А как

движется твоя книга?

Большой белый длинношерстный персидский кот Ангел, весивший шесть

фунтов, вскочил на кровать. Он тяжело, будто в нем было шесть тонн,

направился к Лесли и, мурлыча от удовольствия, растянулся на раскрытой

перед ней книге.

- Прекрасно. Эта глава особенно интересна. Она говорит Порой нам кажется, что не осталось на земле ни одного дракона. Ни 21 страница:

мур-мур-мур-ГЛАЗА-НОС-ГЛАЗА-МУР-мур, когти и хвост. Ангел, слушай, мои

слова Ты мне мешаешь значат для тебя что-нибудь? А снова Ты улегся на

мою книгу?

Кот своим сонным взглядом ответил ей "нет" и замурлыкал еще

громче.

Лесли переместила пушистого зверя себе на плечо, и мы читали

некоторое время молча.

- Спокойной ночи, маленький вук, -сказал я, выключая свою ночную

лампу. - Я буду ждать тебя на углу бульвара Облаков и улочки

Спокойного Сна...

- Я задержусь ненадолго, милый, - сказала она. - Спокойной ночи.

Я помял подушку и свернулся калачиком, собираясь уснуть. В течение

некоторого времени я пытался научиться видеть сновидения по заказу, но

успех был минимальным Порой нам кажется, что не осталось на земле ни одного дракона. Ни 21 страница. Сегодня я слишком устал, чтобы заниматься этим.

Я сразу же провалился в сон.

Это был легкий воздушный стекляный дом, находящийся на

возвышении среди зеленых лесса, покрывавших остров. Везде

красовались цветы - целый фейерверк красок в комнатах, вокруг

дома и дальше, там, где нисходящий склон переходил в ровные

луга. Аэроплан-амфибия стоял на траве, отражая восходящее

солнце. Вдали за глубокими водами виднелись другие острова. Их

цвет менялся от ярко-зеленых на переднем плане до

туманно-голубых на горизонте.

Деревья были не только снаружи дома, но и внутри.

Вьющиеся растения окаймляли большое квадратное отверстие в

крыше, через которое дом заполняли солнечный спет и свежий

воздух. Кресла и диван покрыты мягкой лимонного цвета Порой нам кажется, что не осталось на земле ни одного дракона. Ни 21 страница тканью.

Легкодоступные полки книг. Звучит великолепный "Концерт для

симфонического оркестра" Бартока. Все это казалось нам нашим

домом благодаря музыке и растениям, аэроплану и открытой, как с

воздуха, панораме. Это было как раз то, что мы мечтали когда-то

построить для себя.

-Добро пожаловать, Ричард и Лесли! Это все создали вы!

Нас встретили двое знакомых людей. Они смеялись, и весело

обнимали нас.

Мы забываем днем, а во сне мы помним все сны прошлых лет.

Мужчина был тем же, кто в первый раз летал со мной на

Птеродактиле, он был со мной, но через десять или двадцать лет,

и выглядел помолодевшим... Женщина была той Лесли, что

встречала Порой нам кажется, что не осталось на земле ни одного дракона. Ни 21 страница нас возле аэроплана, и ее красота была озарена

пониманием.

- Садитесь, пожалуйста, - сказала она. - У нас не очень много

времени.

Мужчина подал нам на передвижном деревянном столике теплый

напиток.

- Итак, это - наше будущее, - сказала Лесли. - Вы хорошо

потрудились!

- Это одно из ваших возможных будущих, - сказала другая

Лесли, - и потрудились над ним именно вы.

- Вы указали нам путь, - сказал мужчина. - Вы открыли перед

нами возможности, которых у нас не было бы без вас.

- А ведь мы особо не старались, правда, вук? - сказал я,

улыбаясь своей жене.

- Нет, мы старались, - ответила она, - и немало.

- Мы можем отблагодарить вас только тем, что пригласили вас в

этот дом, - сказал Ричард-из Порой нам кажется, что не осталось на земле ни одного дракона. Ни 21 страница-будущего. - Твой проект, Лесли.

Отлично зарекомендовал себя.

- Почти отлично, - добавила его жена. - Фотоэлементы работают

даже лучше, чем ты ожидаешь. Но у меня есть некоторые

соображения по поводу теплоносителя...

Две Лесли были готовы начать основательно обсуждать

технические аспекты производства солнечных батарей и

теплоизоляции, когда я понял, что...

- Извините, пожалуйста, - сказал я, - но мы ведь находимся в

сновидении! Каждый из нас, не правда ли? Или это не сон?

- Верно, - сказал будущий Ричард - Сегодня нам впервые

удалось связаться с вами. Мы занимались время от времени этим в

течение многих лет - и вот, кажется, нам удалась.

Я удивился.

- Вы занимались этим годами и только теперь впервые связались

с нами?

- Вы Порой нам кажется, что не осталось на земле ни одного дракона. Ни 21 страница поймете это, когда сами сможете вступать в контакт.

Долгое время вы будете лишь встречаться с людьми, которых

никогда не видели - собой в будущем, coбой в параллельном мире,

друзьями, которые умерли. Вы будете еще долго учиться, прежде

чем сможете учить сами. У вас уйдет на это обучение двадцать

лет. Через двадцать лет занятий вы легко сможете давать советы

своим собеседникам во сне, когда вы этого пожелаете. Потом вы

обратитесь с благодарностью к своим предшественникам.

- Предшественникам? - спросила Лесли. - Это мы -

предшественники?

- Извини меня, - сказал он. - Ты неправильно выбираешь слова.

Ваше будущее - эта наше прошлое. Но верно и та, что наше

будущее - это ваше прошлое. Как только вы освободитесь от

суеверий Порой нам кажется, что не осталось на земле ни одного дракона. Ни 21 страница, связанных с временем, и позанимаетесь немного

путешествиями во сне, вы все поймете. До тех пор, пока мы верим

во время как последовательность событий, мы видим становление,

а не бытие. Вне времени все мы - одно.

- Как приятно, что это несложно, - сказала Лесли.

Мне пришлось вмешаться.

- Простите. Эта новая книга. Вы ведь знаете меня и названия

моих книг. Когда я его найду? Будет ли вообще эта книга

когда-либо написана и напечатана, потому что как я ни

стараюсь... как мне найти название?

У будущего Ричарда было не слишком много терпения, чтобы

выслушивать мои жалобы.

- Этот сон не для того, чтобы дать тебе название. Да, ты

найдешь Порой нам кажется, что не осталось на земле ни одного дракона. Ни 21 страница его; да, книга будет напечатана.

-Это все, что я хотел узнать, - сказал я. А затем снова

кротко спросил: - Каким будет название?

- Этот сон для того, чтобы донести до вас нечто другое, -

сказал он. - У нас здесь... давайте назовем это письмом... от

нас, ушедших далеко вперед в будущее. Ведь была же у вас идея

связаться с молодыми Диком и Лесли, когда они только начинали

самостоятельную жизнь. Теперь мы все больше становимся кем-то,

похожим на писателей, передающих сведения из будущего.

Все, что вы думаете о себе в прошлом, доходит до нас в то

время. Это очень слабые, подсознательные влияния, но они меняют

людей, и им не Порой нам кажется, что не осталось на земле ни одного дракона. Ни 21 страница нужно больше переживать такие тяжелые времена,

какие выпали нам и нашей жизни. Бывают, конечно, трудности, но

есть небольшая надежда на то, что обучение любви не будет одной

из них.

- Вот наше письмо, - сказала Лесли-из-будущего, - и нем

сказано: "Все, что вы знаете, истинно!" - Она начала исчезать,

вся окружающая обстановка заколебалась. - Это еще не все,

слушайте: "Никогда не сомневайтесь в том, что вы знаете". То

было не просто красивое название книги. Помните, что мы -

мосты...

Затем сон переменился, проплыли какие-то чемоданы, заполненные

сдобными булочками, погоня на автомобилях, пароход с колесами.

Я не разбудил Лесли, но записал в ночной полутьме у себя в

блокноте, который лежал Порой нам кажется, что не осталось на земле ни одного дракона. Ни 21 страница рядом с подушкой, все, что еще помнил о том,

что случилось до появления булочек.

Когда она проснулась, на следующее утро, я сказал:

- Давай я расскажу тебе о сне, который тебе приснился.

- О каком таком сне?

- О сне, в котором мы с тобой встретили себя в доме, который ты

спроектировала.

- Ричард! - воскликнула она. - Я помню! Давай я расскажу! Это было

великолепное место с оленем на лужайке и озерцом, в котором отражалось

цветочное поле, похожее на то, что было у нас в Орегоне. Значит,

солнечный дом по моему проекту будет построен! Там внутри была музыка,

книги и деревья... так просторно и много света! День Порой нам кажется, что не осталось на земле ни одного дракона. Ни 21 страница был погожим,

вокруг все так красочно, а Долли и Ангел смотрели на нас и снова

засыпали, продолжая урчать. Вот толстые старые коты! Я видела нашу

новую книгу на полке!

- Да? Неужели? И как она называлась? Говори же!

Она пожала плечами, стараясь вспомнить.

- Вуки, мне так жаль! Выскочило...

- Ну, ладно. Не переживай, - сказал я. - Это я из любопытства.

Забавный сон, что скажешь?

- В названии было что-то о вечности.

Сорок семь

Я закончил чтение Воспоминаний о Смерти в следующий вечер после

того, как она начала Жизнь после жизни, и чем больше я думал о книге,

тем больше я ощущал необходимость поговорить с ней.

- Когда у Порой нам кажется, что не осталось на земле ни одного дракона. Ни 21 страница тебя появится минутка, - сказал я. - Длинная минутка.

Она дочитала до конца раздела и завернула бумажную суперобложку,

чтобы отметить страницу.

- Да, - сказала она.

- Не кажется ли тебе неправильным, - спросил я, - что чаще всего

умирание сопровождается у многих неприятным беспокойством и суетой?

Ведь Смерть угрожает нам как раз тогда, когда мы нашли того

единственного человека в мире, которого любим, и с которым не желаем

разлучаться даже на один день. А Она приходит и говорит: "Мне все

равно, я собираюсь оторвать вас друг от друга".

- Иногда мне тоже кажется, что здесь что-то не то, - ответила она.

- Почему люди должны умирать таким образом? Почему мы даем Порой нам кажется, что не осталось на земле ни одного дракона. Ни 21 страница свое

согласие на такую неконтролируемую смерть?

- Наверное, потому, что единственная другая возможность - это

самоубийство, - ответила она.

- Ага! - воскликнул я. - Действительно ли самоубийство -

единственная другая возможность? А может быть, существует лучший

способ уйти из жизни, чем этот обычай, распространенный на нашей

планете, - умирать не по своей воле и не знать до последней минуты,

когда придет твоя смерть.

- Можно, я угадаю? - предложила она. - Ты собираешься выдвинуть

какой-то план? Но тогда тебе прежде всего следует знать, что до тех

пор, пока ты здесь, мне не представляется таким уж большим несчастьем

не знать о смерти до последней минуты.

- Выслушай меня внимательно. Ведь это так хорошо соответствует

твоей любви Порой нам кажется, что не осталось на земле ни одного дракона. Ни 21 страница к порядку. Почему вместо того, чтобы умирать неожиданно

для себя, люди не доживают до такого времени, когда они могут

рассудить так: "Сделано! Мы сделали все, что должны были претворить в

жизнь. Не осталось больше вершин, на которые мы бы не поднялись,

ничего такого, чему нам бы хотелось научиться. Мы прожили прекрасную,

полную жизнь"? А затем, почему бы им без всяких болезней не сесть

просто так вдвоем под деревом или под звездным небом и не уйти из

своих тел, никогда не возвращаясь назад?

- Как в книгах, которые ты читаешь, - сказала она. - Прекрасная

идея! Но ведь мы не... мы не делаем так, потому что мы не знаем Порой нам кажется, что не осталось на земле ни одного дракона. Ни 21 страница, как

это делать.

- Лесли! - воскликнул я, подогреваемый своим планом. - Я знаю как!

- Только не сейчас, пожалуйста, - сказала она. - Нам предстоит еще

построить собственный дом, и к тому же здесь живут кошки и еноты, о

которых нужно заботиться, и молоко в холодильнике скиснет, и на

письма нужно ответить. У нас еще много дел.

- Хорошо. Не сейчас. Но меня поражает, когда я читаю о переживаниях

на грани смерти, что они очень похожи, судя по книжкам о путешествиях

в астральном теле, на переживания тех, кто покидает физическое тело.

Умирание - это не более чем уход из тела на астральный уровень

навсегда. Но ведь можно научиться выходить из физического тела!

- Погоди Порой нам кажется, что не осталось на земле ни одного дракона. Ни 21 страница минуточку, - сказала она. - Ты намекаешь, что мы выберем

красивый закат солнца, уйдем из тел и никогда не вернемся назад?

- Когда-нибудь.

Она искоса посмотрела на меня.

- Насколько ты серьезен?

- На сто процентов. Подумай! Разве это не лучше, чем попасть под

автомобиль? Разве это не лучше, чем оказаться в разлуке на день или

два, а может быть, на сто или двести лет?

- Мне нравится все, что против разлуки, - сказала она. - Я тоже

говорю вполне серьезно: если тебя не станет, я больше не хочу здесь

жить.

- Я знаю, - сказал я. - Поэтому нам остается лишь научиться

путешествовать вне тела, как последователи духовных учений или волки,

например.

- Волки?

- Я вычитал Порой нам кажется, что не осталось на земле ни одного дракона. Ни 21 страница это в книге о волках. Люди из какого-то зоопарка

поймали в ловушку пару волков, самца и самку. Причем ловушка была

безвредным, гуманным приспособлением, и они ничуть не были ранены. Их

посадили в большую клетку в кузове грузовика и повезли в зоопарк.

Когда они туда приехали и заглянули в клетку, оказалось, что оба волка

...мертвы. Никакой болезни, повреждений, ничего. Они следовали своей

воле жить и умереть вместе. Медицина не смогла объяснить это. Они

просто ушли.

- Это правда?

- Книга о волках была не художественной. Я бы тоже сделал так на их

месте, а ты? Разве ты не согласна, что это цивилизованный, разумный

способ покинуть планету? Если вся Земля Порой нам кажется, что не осталось на земле ни одного дракона. Ни 21 страница, все пространство-время - лишь

сон, почему бы не проснуться спокойно и счастливо где-то в другом

мире вместо того, чтобы вопить, что мы не хотим уходить отсюда?

- Ты действительно считаешь, что мы можем сделать это? - спросила

она. Это очень гармонировало с ее склонностью к порядку во всем.

Не успела она закончить свой вопрос, как я уже вернулся на кровать

с добрым десятком книг с наших полок. Теория и практика выхода на

астральный уровень, Путешествие вне тела. Великое приключение.

Практическое руководство по выходу в астральные миры. Ум за пределами

тела. Под их тяжестью на матрасе образовался неглубокий кратер.

- Эти люди говорят, что всему этому можно научиться. Это Порой нам кажется, что не осталось на земле ни одного дракона. Ни 21 страница нелегко и

требует продолжительных занятий, но это возможно. Вопрос: стоит ли над

этим поработать?

Она нахмурилась.

- Прямо сейчас, я думаю, не стоит. Но если бы оказалось, что ты

должен завтра умереть, я бы ужасно пожалела, что не занималась этим.

- Давай согласимся на компромисс. Будем изучать выход из тела, но

отложим на долгое время все, что касается ухода из тела навсегда. Мы

оба уже бывали вне тела раньше, поэтому мы знаем, что это вполне в

наших силах. Теперь мы должны научиться делать это по собственному

желанию и совместно. Не думаю, что это будет так уж трудно.

Я ошибался. Это все-таки было очень трудно. Сложность была в том Порой нам кажется, что не осталось на земле ни одного дракона. Ни 21 страница,

чтобы уснуть, не засыпая, не теряя осознание себя, когда покидаешь

Дата добавления: 2015-08-27; просмотров: 2 | Нарушение авторских прав


documentanljkqr.html
documentanljsaz.html
documentanljzlh.html
documentanlkgvp.html
documentanlkofx.html
Документ Порой нам кажется, что не осталось на земле ни одного дракона. Ни 21 страница